• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:10 

в альбом

Joy ты когда-то просила что-нибудь волшебное про фей и эльфов.
Да, это было больше года назад.
Смотри: годится тебе?

***
Опустились сумерки над эльфийской страной.
Мы снесли в амбары солнце для обогрева.
Перед тем, как ночь плеснула тёмной волной,
Гладиолус зацвёл под окнами королевы.
Белый меч блеснул из узких ножен листвы,
Темноту пронзил, остриём притронулся к звёздам.
И раскрыл цветов неземные глаза. Пусть вы
Никогда не смотрели в них. Взгляните – ещё не поздно.

Где боярышник терпкий сплёлся, сцепив шипы,
Крепостной стеной тополя закат отразили,
Там уснёт в земле до поры, до своей судьбы
Колдовской цветок, в крепкой луковке пряча крылья.
И какой бы землю ни кутал снежный покров,
Вышивать королева будет синее знамя,
От поэтов требовать только правдивых слов,
И спасать утопающих ангелов временами.

06:42 

***

Я расскажу тебе, капитан.
Ты просто выходишь из дома, а там
Город
спокойный, осенний, усталый от летней пыли.
А нас уже нет. Мы когда-то были.
Всё закончилось здесь. Вот у этой серой стены
безо всякой войны.
Воробей на карнизе смотрит больными глазами,
он ничем сегодня не занят
у него выходной воробьиный.
День такой длинный.
Дел так много.
А ты смотришь на воробья.
Воздух отчётливо пахнет чумой,
от крысиного топота рябь идёт по реке.
Но прилавки завалены рыжей хурмой,
в блестящих витринах манерные манекены
предлагают коллекцию осень-осень.
До зимы никто не планирует доживать.
К чуме привыкли.
Здоровые выглядят как-то странно:
рисуют себе красной краской раны,
наводят унылые тени вокруг глаз,
греют термометры на батарее.
Это чтоб как-то ближе к народу быть
и смотреться бодрее.
И чтобы уж как-нибудь поскорее…
Кое кто научился усилием воли
увеличивать лимфоузлы
и растить бубоны на нужных местах организма.
Выбор места зависит от идейной позиции:
Сторонник ли ты традиции
Или модернизатор жизни.
Жизни, впрочем, в городе нет…
Да конечно бред.
Конечно, так не бывает.
Не слушай и наливай.
Там на повороте трамвай
искрит и открытыми окнами ветки кустов задевает.
Он куда-то не успевает.

У всех у нас достаточно дел
И это чистая блажь:
Выяснять – это ты к ней не успел,
или она тебя не дождалась.

04:12 

***

Что ты будешь делать, мой капитан, с той виной, что скажешь об этой войне?
Я здесь, я читаю тебя с листа, ты можешь рассказывать мне.
Я кое-что запишу для себя, но никому не скажу. Мелкие буквы в глазах рябят.
Да я порой бываю груба, и этого не стыжусь.

Что ты будешь петь, мой капитан, что ты будешь при этом пить, не важно.
Я знаю, что по счетам ты готов заплатить.
Я не похожа на твой идеал, краплёная дама не той масти, мы не составим друг другу не то что счастья, но даже компании.
Мой капитан, подсчитан наш небольшой капитал, и нет за нами долгов.
Ты ещё помнишь запах других берегов, где растёт колючий кустарник в пыли, где ты целился в глаз слону, где рыжие псы бегут рысцой, зубами клацая и топоча.
Я здесь и с тобой. Исключительно потому, что мне интересно смотреть на закат поверх твоего плеча.

Что ты будешь делать, мой капитан, с той войной и этой виной?
Мы оба слышим стук молотка: трудолюбивый Ной мастерит ковчег и горланит псалмы, при этом безбожно фальшивя.
Он порядком напуган, этот парень, но своим особым статусом горд.
Удивительно, что мы ещё живы, столько раз не взятые парой тварей на его спасительный борт.

Наливай и не ври, я не лучше всех дам, да и ты всех мужчин не умней.
Но нас есть общее, капитан:
иммунитет к чуме.

14:05 

а пусть тут будет...

Вальсингаму, Председателю пира.

(да, со слов Джона Вильсона, он был капитаном корабля)

Здесь выпал снег как чистый белый лист,
его так хочется строкой заполнить,
что я пишу, без цели, просто так,
Вам, Вальсингам, в чумной и грязный Лондон.
Не получить вам этого письма.

Здесь выпал снег, и белый стих слепит
отвыкший глаз, и пальцам не даётся.
Всё хочется то рифму подобрать,
то изломать строку капризным вскриком.
Мы здесь отвыкли говорить как вы,
единым ритмом отмеряя слово,
мы спотыкаемся.
Зато у нас
давно известно, как лечить чуму.

Чума здесь – только слово, капитан.
Фигура речи, нужная затем,
чтоб, хрипотцой смущая юных дев,
слагать стихи про мрачный бездны край
и упоенье боя… капитан,
я вовсе не хотела вас обидеть.
Представьте, сифилис здесь тоже лечат.
Как славно, правда? Можно согрешить
и не бояться неопрятной смерти.

Здесь выпал снег. Вполне уместный в марте.
Проказница-зима уйти не хочет,
не потрепав нам напоследок нервы.
На этой нервной почве, капитан,
Здесь как-то часто все припоминают
ваш пир. Его склоняют так и сяк.
С ним сравнивают всё, что подвернётся.
И выглядит всё это так, как будто
здесь по чуме скучают, Вальсингам.

Здесь выпал снег и сырость норовит,
забраться в душу, как в пустой подвал,
чтоб пережить там будущее лето.
Здесь всё благополучно, капитан,
хоть до сих пор пираты иногда
встречаются в морях. И до сих пор
тесна земля, непредсказуем климат,
жизнь беззащитна под холодным небом.
И как бы ни был весел жар пиров,
по-прежнему дома у нас печальны.

Я помню, как вы пели, капитан.
Здесь выпал снег. Прочтите - и забудьте.

11:34 

по возрасту нормально

Ночь. Половина луны освещает неверным светом розовый сад под балконом.
Автор грызёт авторучку, прихлёбывает кефир.
Автору десять лет. Он невольно послушен законам,
По которым розы, балкон и луна непреложно обязаны в тексте быть,
Законам, по правде-то говоря, формирующим этот мир.
«Ах, Адель, - пишет он (и розы в саду, и так высока звезда), - ах, Адель, я больше к вам не приду. Никогда, Адель. Никогда».


«Ночь. Разбухший пупырь луны уродует задницу неба».
Автор, глотая кофе, зло удаляет файл. Автор так бесконечно стар, ему целых двадцать лет. Он не выспался и устал. Но, чёрт возьми, он же профи. Он точно допилит этот роман. Ну, вот хотя бы эту главу. Он всем говорит, что курит траву совершенно особого свойства и его нечеловечески прёт. Его и грипп не берёт и вообще у него организм совершенно другого устройства.
«Нет, Адель, - пишет он, - вам нельзя со мной. Я псих, я совсем больной. Особенно – этой весной».


Вечер. Лампа и плед.
Автору тридцать лет.
Он ирончно-небрежен, но
иногда он не любит смотреть в окно,
и выходить за дверь.
Он давно окончил список потерь и перешёл к тому, что нашёл. У него собственный письменный стол, у него есть план и сюжет, он умеет держать ответ и принимать удар. Он не настолько стар, чтобы сдаться и перестать.
Он уверенно держит в руках эту жизнь, а если рука иногда дрожит:
- Адель, - говорит он, - давай, помогу морковь покрошить в рагу. Может, хоть так отвлекусь.

@темы: техническая лирика

20:50 

Джаз господень

от автора:
это было давно и неправда,
два текста из трёх сделаны лет двадцать назад, третий (первый) - недавно.
Всё вместе - законченный этюд на тему.
"....в марте страшно. В марте должно быть страшно"...

Всем лабухам под небом и за небом - посвящается.

Джаз господень

Она:

Он:

Они:

@темы: техническая лирика

10:32 

Эдмон Ростан фанфикшен представляет...

считаем циклом

вступление

Роксана

Монфлери

сон под Аррасом
запись создана: 11.10.2013 в 18:19

10:48 

из чисто хулиганских побуждений

хонкадорик студенческий

вот на это

Некрещёные граждане падки на сладкое слово.
Липнут к пальцам квадратные буквы, залитые чаем.
Убирая бекспейсом пробелы, мы пробуем снова
Достучаться по клавишам к тем, по кому мы скучаем.

К тем, кого мы так честно пытались добить, да не вышло,
В ком когда-то оставили ножик торчать перочинный.
Надо б ножик забрать. Надо б выманить ночью на крышу,
И поставить на край тех, кто был нашей боли причиной.

И поднявшись, чтоб чайник наполнить водой из под крана,
Отраженьем в стекле видим волка, сову и барана.
Обнаружив врага, трём глаза, чтоб учуять, что это мы сами.
Все мы нехристи. Каяться глупо, надеяться рано.
Вот и первый троллейбус шевелит стальными усами.

@темы: техническая лирика

19:29 

фанфик

Хис, детка, спасибо за подкинутую рифму.
Мне ужасно неловко показывать это тебе, но... так уж получилось.


Что-то для Роксаны и хора.
читать дальше

05:46 

к Золушке

Не садитесь в карету, Золушка, право.
Ни к чему вам, душечка, эта сказка.
читать дальше

@темы: техническая лирика

18:01 

стишок по заявочке

Отмывала перед отпуском квартиру, одновременно попросила в дневнике девочек-соседок покидать тем для стихов.

Одна из заявок была: "про кухню и быт для творческой женщины"

...ну...как-то так....вот....

Послушайте, гражданочки, поэта.
И поглядите, парень-то каков:
В балладе, говорит он, три куплета
И каждый (сука) из восьми стихов.

Пока я, говорит, тут буду драться,
Я прямо так вот с места не сходя,
Ещё и стих придумаю, мерзавцы,
Законы стихоплётства соблюдя.

Ну, молодец. Орёл. Иди со сцены,
Обедать и лечить подбитый глаз.
А пробовал ли ты слагать катрены,
Одновременно драя унитаз?

07:50 

хонкадори

"итак, мы говорили о любви..."
исходного сеттинга не знаю
а дальше - так:

Suboshi.
Ставки

Din Battler
Правило моряка

Правило моряка II

Бестолковая история

Сестра Карлотта
(бета-тестер: Фокс)
Правило короля

18:52 

из бестиария

...из красненького блокнотика, год написания не припомню, что-то около 94-го

Химера. Именуется – «любовь».
Нелепый вид. Прокуренные зубы.
Боится слов. Клюёт на дураков.
Свободу любит. Слишком сильно любит.
Стремится к суициду и тоске.
Не видит очевидного под носом.
Любое зданье строит на песке,
И вечно пребывает под вопросом,
Изогнутым дамокловым мечом:
«А ты его себе не сочинила?»
По жизни в драке, сроду ни при чём.
Изводит нервы, душу и чернила.
Порою жжёт, пока не догорит,
Оставив лишь обугленные руки.
Умеет разлагаться изнутри
И падалью несёт по всей округе.
Меняет шкуры, души и тела,
Мешает отдыхать по воскресеньям,
Вредит здоровью, нервам и делам.
Является единственным спасеньем.

@темы: техническая лирика

09:58 

считалочка студенческая

Нас обоих, друг мой милый,
не тому учили в детстве.
Нас тогда читать учили
по складам и между строк.
Нас тогда любить учили
безуспешно, но упорно,
методом битья по морде
и тычков промеж ушей.
Нас тогда учили верить,
нас тогда учили думать,
нас тогда учили драться.
Не учили одному.читать дальше

@темы: техническая лирика

11:35 

С наступающим

10:24 

***

А как я чувствую себя?
Я чувствую себя как надо.
Как те снежинки, что рябят,
Сплетая сетку снегопада,
Как лист бумаги на ветру,
Прибитый кнопками к забору.
Я твёрдо верю, что умру,
Я точно знаю, что не скоро.

@темы: техническая лирика

18:11 

констатация

Какими вы не будете
(с) Э. Хемингуэй



Мы твердим, что мысли наши чисты, но в мире нет лёгких путей.
А тот, что умеет строить мосты, давно идёт по воде.
И пока мы боимся вперед шагнуть, не проверив, что же там позади,
Он окажется там, куда надо ему и незачем нам идти.


Мы бодро мелем пуды чепухи, над нами витает словесный дым.
А тот, что умеет слагать стихи, давно знаменитый мим.
И пока мы в защёчные закрома набиваем впрок словарный запас,
Он жестом доводит текст до ума конкретно здесь и сейчас.


Мы стараемся не сливаться с толпой, но всё при этом чтоб как у людей.
А тот, что умеет остаться собой - гениальнейший лицедей.
И пока мы будем нервно стирать с лица густой молодящий грим,
Он будет долго и счастливо умирать быстро и молодым.

@темы: техническая лирика

15:58 

***

Листок был скомкан. Видимо, поэт нашёл свое творенье неудачным...

читать дальше

@темы: техническая лирика

14:38 

из школьной программы

Об одном прошу тебя, друг мой Аркадий...
(с) Тургенев

Да, конечно...
(с) Экзюпери


Рыжий лис свернулся, мордой хвост приминая,
ухом дёргает изредка, комары надоели.
Эта яблоня пенно-розовой была в мае,
а теперь сняты яблоки, листья все облетели.

Только розы всё так же цветут, равнодушно глядя
сквозь щелястый забор на травы неопрятной космы.
Их прикроет на ночь от жизненных неурядиц,
колпаком садовник, вежливый и серьёзный.

Долетит перебор негромкий рояльных клавиш,
Лис поймает блоху на плече, зевнёт безразлично.
Я, конечно, поплачу, когда ты меня оставишь,
но позволь я не буду делать это публично.


Лис из шкуры выберет высохшие колючки,
Заползёт змея под корягу, чувствуя зиму.
Над блокнотом склонился лётчик, чиркает ручкой.
Он рисует стадо баранов, идущих мимо.

Этот маленький принц заметно подрос за лето,
Брюки коротки стали, сапог вот-вот прохудится.
Если он сейчас не покинет нашу планету,
То ему так скоро придётся бритью учиться.

Принц глядит на закат, молчит, расправляет плечи,
Синий плащ намок и отчётливо пахнет псиной.
Мы, конечно, простимся без надежды на встречу,
но давай мы не будем делать это красиво.

@темы: техническая лирика

16:19 

и в норку к себе утащу, потому что...

29.09.2012 в 01:19
Пишет Suboshi.:

Шекспировский театр, суд Париса и слишком много тряпок

То, что за сценой – вовсе не обязательно неприглядная пошлая изнанка романтического действа. Там происходит интересное вообще-то. Там, задыхаясь, сдирает парик, буквально «рашпилем»(с) счищает женский грим тощий вертлявый пацанчик. Возможно, любовник какой-либо леди, а может быть какого-нибудь лорда. Возможно, любимец всей труппы, а может козёл отпущения. Сейчас не важно.
Сестра Карлотта, из письма


...И голову сломя - со сцены прочь:
Запутываясь в юбках и оборках,
Выплёвывая реплику в партнёра,
Как вырванный насильно поцелуй,
По трём ступенькам рухнуть в темноту.

Распутывая ленты на ходу,
Роняя под ноги корсет и шляпку,
Стирая грим на ощупь - так знаком,
Вертлявый мальчик проступает вновь
Сквозь женской роли матовый соблазн.

Так было - в жарком бархате кулис,
И под прицелом жадного партера,
Распятый взглядами из пышных лож,
Он вновь стоял над рампой, и смеясь,
Опровергал каноны красоты,

Не будучи красивым. Только грим,
Походка, кружева и аметисты
Фальшивые, как вся его судьба,
Нам тонкими штрихами рисовали
Прекраснейшую среди всех богинь,

Спустившихся в театр с высот Олимпа,
Достойных яблока, короны, головы...
Но головы летят под гильотину,
Корона расстаётся с головой,
В осколке зеркала - усталые глаза,

И мальчик вновь и вновь стирает грим,
Ругается с партнёром из-за денег,
И только яблоко украдкой прихватив,
Впивается зубами с громким хрустом,
Не разглядевши надписи на нём.

URL записи
...потому что, дочитывая до конца, я произношу про себя надпись на яблоке, чувствую себя дурой и как дура реву...

Зазаборье

главная